Приокская степная загадка

Мы продолжаем серию публикаций, посвященных 75-летию Приокско-Террасного заповедника беседой с геоботаником кандидатом биологических наук, Ларисой Аксеновой.

Николай Николаевич Кауфман

На левом берегу реки Оки, напротив города Пущино, на древних речных террасах лежит одно из главных сокровищ Приокско-Террасного заповедника — урочище «Долы». Полторы сотни лет назад, в 1861 году, русский ботаник профессор МГУ Николай Николаевич Кауфман, занимаясь флористическими исследованиями в Московской губернии, сделал удивительное открытие. Он обнаружил и описал на приокских террасах крохотный, но самый настоящий участок типичной русской степи. Феномен получил название «Окская флора» и уже с 1866 года «Долы» стали охраняться как уникальный природный объект. Степной островок совсем мал — всего около 36 га. Но это — самая северная степь в России, полностью изолированная от основного ее ареала. С 1945 году «Окскую флору» сохраняет Приокско-Террасный заповедник.

О феномене «Окской флоры», привлекающим постоянное внимание ученых — в интервью с геоботаником кандидатом биологических наук, Ларисой Аксеновой.

Расскажите пожалуйста, в чем состоит уникальность «Окской флоры»?

«Окская флора» — это совершено уникальное растительное сообщество.  Уникальность заключается в том, что всего в 100 км от Москвы на левом берегу реки Оки в урочище «Долы» встречаются заливные луга с элементами степной растительности, характерной для более южных регионов. Причем они исключительно богаты по биоразнообразию. Здесь зафиксировано 172 вида растений, более 50 из которых — виды, характерные для северных вариантов луговых степей.

Это в первую очередь злаки — ковыль (Stipa pennata) и типчак (Festuca valesiaca), степная тимофеевка (Phleum phleoides). Здесь встречаются два вида клевера — горный и альпийский (Trifolium montanum, T. alpestre), подмаренник (Galium verum), земляника зеленая (Fragaria viridis), лабазник обыкновенный (Filipendula vulgaris), лапчатка песчаная (Potentilla arenaria) и другие степные виды. Особые редкости — тюльпан Биберштейна (Tulipa biebersteiniana), козелец пурпурный (Scorzonera purpurea), девясил шершавый (Inula hirta).  На южной опушке сосняков растет степная или войлочная вишня (Cerasus fruticosa) — это крайний север ее ареала».

Каковы версии происхождения «Окской флоры»?

«Ученые имеют пока лишь гипотезы, среди которых — даже антропогенный фактор.  По Оке, кроме «Долов», еще встречаются остепненные склоны в Калужской области, а в Московской — маленькие островки сохранились под Коломной, Озерами, в Серебрянопрудском районе. Но такой богатый и гармоничный флористический комплекс в «Долах» — единственный.  Кстати, ковыль перистый — символ русской степи — из этих островков произрастает только здесь. Есть исследования, которые показывают, что во времена голоцена на юге Московского региона доминировала именно степь, а не лес.

Но вот что особенно интересно — в «Долах» есть виды растений, характерные для юга Сибири и даже Дальнего Востока. Это крупка сибирская (Draba sibirica), осока притупленная (Carex obtusata), перловник пестрый (Melica picta) и др. Вероятней всего, это доледниковая флора. В данном случае это не просто рефугиум степной растительности, а реликт некой общей древней Евразийской плейстоценовой флоры, чудом уцелевший».

Как же он мог сохраниться?

«Это, безусловно, счастливое стечение обстоятельств. Надо сказать, что именно в этом месте Ока имеет сильный изгиб и этот изгиб в левобережье буквально очерчивает этот степной островок. С южной стороны река, с северной — лес, создающий особый микроклимат. Была интересная работа пущинцев по температурному режиму «Долов». Они выяснили: во-первых, что суточный ход температуры воздуха в степных сообществах на протяжении сезона вегетации отличается от других мест; ночью в «Долах» холоднее, а днем, после стадии выравнивания температур, с 12 часов до сумерек температура бывает выше, чем в других точках. Во второй половине лета «Долы» медленнее остывают и быстрее прогреваются. Но особенно интересно то, что среднесуточная температура почвы под лугово-степными сообществами в период вегетации существенно превышала температуру почвы под смешанным лесом — примерно на 9 градусов, а под лесными полянами — на 5 градусов.

Поскольку это лугово-степные сообщества — там высокий коэффициент эвапотранспирации – то есть, режим испарения обеспечивает очень благоприятный режим влажности. В сочетании с температурным режимом — это совершенно особенный микроклимат. Есть исследования, которые показывают, что солнечная радиация в «Долах» втрое превышает обычные для этих мест значения благодаря южной экспозиции склонов террас.  Кроме того, 2 нижние пойменные террасы в половодье заливаются, река приносит плодородные илы и вот такое стечение обстоятельств, этот чудом уцелевший биоценоз, поддерживает».

Есть ли в окской флоре какие-нибудь особенные редкости?

«Здесь есть три вида из Красной Книги России — это ковыль перистый (Stipa pennata), рябчик русский (Fritillaria ruthenica) и кизильник алаунский (Cotoneaster melanocarpa). Коллеги из Пущино сообщают, что в ПТЗ имеется один-единственный кустик кизильника алаунского — это, возможно, самый северный кизильник в своем естественном ареале.

Одна из особенных драгоценностей окской флоры — цветущий ярко-золотыми венчиками, тюльпан Биберштейна (Tulipa biebersteiniana). Это совсем крохотная популяция — всего несколько сотен растений и численность ее пока стабильна. Тюльпаны Биберштейна растут несколькими разрозненными группами на границе леса и поймы. За состоянием этих растений идет постоянное наблюдение — ботаниками из заповедника, а также специалистами из МГУ и из г. Пущино. У тюльпана Биберштейна есть свойство, характерное для луковичных эфемероидов — в один сезон они вырастают многочисленными, в другой — могут не показаться совсем. Вот не подошли им микроклиматические условия — и они не показались, не стали цвести. Посторонний наблюдатель может решить, что они исчезли, а они просто живут себе под землей и ждут благоприятных условий. На следующий год, нарастив биомассу, они порадуют своим цветением, поэтому ботаники внимательно за ними следят».

Какие существуют исследования окской флоры?

«С момента открытия окской флоры в «Долах» постоянно велись флористические наблюдения. На протяжении 35 лет изучение «Окской флоры» и вообще флоры Приокско-Террасного заповедника вел профессор МГУ Павел Александрович Смирнов. Его интересовало и реликтовое происхождение этого степного островка. Системные наблюдения за флорой «Долов» ведутся с середины 70-х годов ХХ века.  В 1975-1985 годах замечательный биолог и краевед Владимир Иванович Данилов был старшим научным сотрудником Приокско-Террасного государственного заповедника, он занимался исследованием ассоциаций «Окской флоры». Сейчас с «Окской флорой» активно работает Надежда Николаевна Зеленская — ботаник из Пущинского Института фундаментальных проблем биологии РАН. Все эти наблюдения очень важны — ведь «Окская флора» — это такое дышащее живое сообщество».

А как сказываются на «Окской флоре» происходящие сейчас изменения климата?

«Последние годы потепления климата, конечно, сказываются и на «Окской флоре» и вообще на флоре заповедника. Как показывают наблюдения, в пойменном сообществе идет активный прирост биомассы. То есть, по приросту биомассы пойма Оки вступает в какой-то новый, еще не вполне прогнозируемый период, поэтому современные наблюдения особенно важны — могут обозначиться какие-то серьезные изменения в ценозе. Год от года соотношение видов в сообществе может меняться — это тоже показывают исследования последних лет.

Очень теплая, аномально теплая зима обусловливает в этом году очень низкий уровень грунтовых вод. Уже весной возможна засуха. Непонятно, насколько полноводными будут реки, как будет разливаться Ока. Изменение водного режима Оки в этом месте может обусловить какие-то изменения в «Окской флоре».

А что нужно делать для сохранения уникальности Долов?

«Там нельзя полностью отменять хозяйственную деятельность, иначе может произойти закустаривание «Долов». В случае закустаривания эфемероиды, а также ковыль, оказываются наиболее уязвимыми. Здесь должна быть умеренная нагрузка. При этом, конечно, очень важно соблюсти баланс этой нагрузки.  В настоящее время режим содержания степных сообществ в заповеднике — ежегодный сенокос. Его следует проводить в строго определенные специалистами сроки для правильного поддержания жизненного цикла популяций степных видов, чтобы все они успевали оставить семена.  Специалисты дают еще разнообразные рекомендации. Среди них — возможное создание здесь участков агростепи — этот метод уже опробован на ряде территорий и привел к очень хорошему результату — увеличению биопродуктивности и сохранению флористического богатства».

Большое спасибо!
Фото: Ольга Калинина, Александр Куличенко, Михаил Попченко