Вот и лето пришло!

В заповедном лесу бурлит жизнь – природа сделала новый виток.  
На каждом «этаже леса» происходит что-то новое: под самыми кронами шелестящих листьев кувыркаются целыми стайками длиннохвостые синицы, молодые птицы уже вылетели из гнезд и путешествуют со своими родителями. В этих писклявых стайках можно легко отличить белоснежных родителей от угольно-черных молодых, у которых еще и вдоль лба идет белая полоса.

Чуть пониже с ветки на ветку неуклюже перелетают слётки чёрных дроздов. У них совсем короткие хвосты и еще не отрасли перья на крыльях. Довольно часто эти неуклюжие летуны оказываются на земле, остаются там и выпрашивают корм у родителей. Дрозды-родители не теряют из вида всех своих подрастающих птенцов и обязательно летают где-то рядом в поисках сочных и вкусных червей.

Из глубин стволов раздаются шумные трели птенцов большого пёстрого дятла. Бесконечный гомон голодных детей заставляет родителей взволновано метаться в поисках пищи. Мы стали свидетелями одной интересной семейной сцены, когда оба родителя одновременно прилетели кормить птенцов: клювы полны пищи, но в дупло может пролезть только одна птица.

Столкнувшись около дупла, самка и самец дятла отлетели и стали перекрикиваться друг с другом. Они перепархивали то с одного дерева на другое, метались вокруг дупла, словно спорили о том, кто же первый покормит детей. В итоге этот спор выиграла самка, которая принесла в клюве больших и сочных гусениц. Самец же принес одного большого и жесткого майского жука. Неужели тут прослеживается «женский» и «мужской» подход к подбору пищи? Но это не важно, так как рты голодных птенцов с радостью примут любой из этих кормов.

В дупле удода пока еще тихо. Эти птицы с глинисто-красным оперением на своих полосатых черно-белых крыльях прилетели к нам немного позже некоторых птиц. Поэтому пара удодов только в ожидании пополнения семьи. Пока самка сидит в дупле и обогревает яйца, самец заботится о ней и приносит в изящном клюве разнообразных личинок.

Подросшие совята серой неясыти покинули свои колыбели и некоторые большие дупла уже опустели. Все встреченные в заповеднике птенцы серой неясыти, сейчас похожи на большие комочки ваты с большими черными глазами. Совята обычно сидят с полуоткрытыми глазами, чтобы казаться менее заметными. Птенцы сов покидают свои гнезда до того, как они способны полноценно летать. Под пуховым нарядом потихоньку растут перья взрослого оперения. А пока перья растут, птенцы будут разминать мышцы, и учиться управлять своим телом. В процессе обучения молодые неясыти часто падают на землю или находятся очень близко к ней, но после падения совенок будет вскарабкиваться по стволу дерева на высоту, где он будет в безопасности. Взбираясь по дереву, совенок использует все, что ему дано природой: и лапы, и крылья, и даже клюв. В такие моменты они могут выглядеть очень нелепо и забавно. Усердия совятам просто не занимать, стоит брать с них пример!

В глубинах леса по земле гуляют вылупившиеся птенцы глухаря, а дороги заповедника то и дело перебегают семьи рябчиков; в местах, где нет высокой травы, вспугнувшийся вальдшнеп может нести между лапами одного из своих птенцов. Присутствие птенца между лапами самки выдает не только её медленный и низкий полёт, но и еще торчащие снизу тонкие лапки птенца.
По водной глади озёр шустро скользят пушистые утята. В желто-буром пуху эти птенцы кажутся очень заметными на воде, но это впечатление полностью меняется, как только утята приближаются к зарослям или к любому другому пучку тростника.

Где-то совсем рядом, в кустах и в прибрежной растительности, раздаются новые голоса птиц. Между камышовых и тростниковых зарослей ловко шмыгает полосатая камышевка-барсучок. Её трескучую и разнообразную песню можно слышать от зари до зари. Вблизи рек и водоемов раздается монотонное стрекотание речного сверчка. Пение этой птицы можно легко попутать со стрекотанием кузнечиков, а в садах и по опушкам леса посвистывает и издает звук «чек-чек» садовая камышевка. Эти певцы совсем недавно к нам прилетели и только сейчас начнут строить свои гнезда и откладывать яйца.

Такими событиями и наблюдениями ознаменовались первые дни лета в заповеднике.

Текст: А. Педенко.
Фото автора.