История создания Центрального зубрового питомника

Появление зубрового питомника в Подмосковье было обусловлено рядом обстоятельств геополитического плана. По окончании Великой Отечественной войны 20 европейских зубров оказались на освобожденной Советским Союзом территории Восточной Европы.

То, как принимались принципиально важные решения о судьбе этих последних зубров, оставшихся живыми после ужасов Второй Мировой войны, а также самой Беловежской Пущи, как последнего места их обитания, есть достоверные свидетельства очевидца и непосредственного участника этих событий – М.А. Заблоцкого, записанные с его слов Л.М. Баскиным. Леонид Миронович опубликовал эти факты в 2005 г. во 2-м номере журнала «Природа». Эти вопросы решались на заседания у Министра иностранных дел СССР В.М. Молотова в середине 1944 г., когда еще шла битва за Центральную Европу, но Беловежская Пуща уже была освобождена советскими войсками. При установлении государственной границы между СССР и Польшей (договор от 16.08.1945 г.) часть бывшего с 1939 г. заповедника «Беловежская Пуща» (55 тыс. га) вместе с историческим центром – поселком Беловеж, охотничьим дворцом Александра III, национальным парком и зубровым питомником – отошла Польше. Но взамен СССР получили из мест содержания зубров 5 чистокровных зверей в Центральный зубровый питомник, 1 самца на Кавказ и 5 зубров – в питомник белорусской Беловежской пущи.

Почему нашими учеными и государством было принято решение о содержании основной части поголовья вывезенных из Польши зубров возле Москвы? Исторический опыт первой половины ХХ века показал, что Беловежская Пуща дважды (во время Первой и Второй Мировых войн) была театром военных действий и, затем, оккупированной германскими войсками территорией. В силу такой опасной, нестабильной геополитической обстановки и приграничного положения Беловежской Пущи, сохранение зубра исключительно на ее территории в перспективе не могло быть гарантировано. Остро встала необходимость создания зубрового питомника в центре России, вдали от государственных границ и возможных приграничных вооруженных конфликтов. Эту идею сформулировал профессор МГУ Владимир Георгиевич Гептнер (фото) и в форме конкретного предложения направил руководству Главного управления по заповедникам при Совмине РСФСР в лице Василия Никитича Макарова. В личной беседе с М.А. Заблоцким так В.Г. Гептнер сформулировал свою позицию: «Я предложил создать где-то в России, вероятно, лучшее место — под Серпуховым, где у нас часть Московского заповедника, Центральный зубровый питомник. Там надо заняться размножением зубров, с соблюдением правил ведения линий, с хорошей родословной книгой. Если появятся излишки поголовья, так же разумно, расчетливо расселять животных по России, Украине, Белоруссии, Литве».

Эту идею в 1947 г. поддержал Совет Всесоюзного общества охраны природы, который, основываясь на поддержке научных обществ, а также выдающихся советских академиков Л.С. Берга, И.И. Шмальгаузена, Н.Д. Зелинского, профессора С.И. Огнева, обратился в Совет Министров СССР с ходатайством об организации Центрального зубрового парка на одном из участков Московского государственного заповедника.

Самое удивительное, что прозорливость наших ученых подтвердилась уже на рубеже XX-XXI веков. После развала СССР основные места расселения зубра оказались за пределами Российской Федерации, а руководители новых государств пошли на активный разрыв всех отношений с нашей страной, в том числе в плане усилий по возрождению зубра. И очень хорошо, что на территории России оказались базовые племенные зубровые центры: Центральный зубровый питомник и питомник Окского заповедника. Наличие страхового генофонда зубра в нашей стране сохраняет за Россией статус мировой зубровой державы!

Таким образом, с момента учреждения Приокско-Террасного участка в составе Московского заповедника на этой территории был запроектирован зубровый питомник. Приказом от 21.06.1947 г. № 52 по Московскому заповеднику была создана комиссия в составе заведующего научной частью А.И. Михеева (председатель), зоолога А.Т. Ромашовой и представителя от Главного управления по заповедникам при Совете Министров РСФСР (по назначению, как указано в приказе), которая была направлена: «…для обследования мест устройства зубрового питомника на Серпуховском участке».

Для строительства зубрового питомника, согласно приказу от 10.06.1948 г. № 45 по Главному управлению по заповедникам при Совете Министров РСФСР, в Приокско-Террасный заповедник была «временно прикомандирована» Л.В. Крайнова (в последующем Заблоцкая), работавшая в то время научным сотрудником-охотоведом в Печеро-Илычском заповеднике.

С 15 августа по 1 октября 1948 г. в 10 квартале заповедника на правом берегу р. Сушка была построена первая очередь Центрального зубрового питомника (ЦЗП), состоявшая из 2 загонов, общей площадью 9 га, сооружены навес, изолятор и струнка для отлова зубров. На площади 0,4 га в одном из загонов был высеян клевер. Все было готово к завозу первых зверей.

Параллельно со строительством по поручению Главного управления по заповедникам при Совмине РСФСР старший научный сотрудник Главка Михаил Александрович Заблоцкий вел переписку с Председателем Польского отделения Международного Союза сохранения зубра, директором Варшавского зоопарка доктором Яном Жабинским об условиях завоза зубров из польской Беловежской Пущи в Советский Союз. Была достигнута договоренность о получении в 1948 г. для Центрального зубрового питомника в Приокско-Террасном заповеднике четырех зубров (двух самцов и двух самок). Для доставки зубров в СССР из Польши были выделены два вагона, которые доставили из Москвы в польские зоопарки верблюдов, белых медведей и лосей. Обратно эти вагоны везли зубров.

21 ноября 1948 г. на железнодорожную станцию Серпухов прибыл трехлетний зубр Пуслав. На «полуторке» он был перевезен в питомник и выпущен в загон. Этот день и считается днем рождения Центрального зубрового питомника! 29 ноября 1948 г. из ПНР прибыли зубрицы: двухлетняя Пустулечка и восьмилетняя Плессе, а также трехлетний зубр Плецух II. Таким образом, исходное племенное поголовье Центрального зубрового питомника составляли две пары зубров: пара беловежского подвида Плецух II и Плессе и пара кавказско-беловежской линии Пуслав и Пустулечка.

В начале 1949 г. (приказ от 19.01.1949 г. № 10 по Главному управлению по заповедникам при Совмине РСФСР) в штат Приокско-Террасного заповедника на должность старшего научного сотрудника был переведен М.А. Заблоцкий. Ему было передано руководство Центральным зубровым питомником.

В июле 1949 г небольшое стадо чистокровных зубров ЦЗП пополнилось годовалым кавказско-беловежским самцом по кличке Пухар, который задержался здесь почти на два года и был отправлен в Кавказский заповедник улучшать горное стадо зубро-бизонов. В 1951 г. из Польши завезли еще трех беловежских зубров – двухгодовалого самца Побуга и самок: четырехлетнюю Пожогу и годовалую Помсту.

В феврале 1949 г. в питомник привезли из Алма-Атинского зоопарка бизонку с запоминающимся именем Роза-Мари и гибридную зубро-бизоно-корову Родину. М.А. Заблоцкий в новом репродуктивном центре советского зуброводства начал собирать весь имевшийся на тот момент генофонд этого вида, как чистокровный, так и поместный с бизонами и различными породами крупного рогатого скота. На тот исторический момент эта идея была оправдана, ибо не было уверенности, что нам в своей стране удастся возродить исконный биологический вид.

Уже с середины 1949 г. Центральный зубровый питомник приступил к выполнению своей основной задачи – разведению животных. Результаты ожидались в 1950 г. И действительно, 11 мая появился на свет зубренок, получивший кличку Москвитянин, которого по праву считают первенцем питомника.

Фото из архива заповедника

Яндекс.Метрика