Заповедные кошки

Домашние животные потому и называются «домашние» что постоянно живут рядом с нами: в доме или возле дома. Хорошо когда такое животное всю свою жизнь живёт вместе с человеком. Но это не всегда получается. Заповедник у большинства людей воспринимается как организация, охраняющая живую природу. Часто люди, не имея возможности ухаживать за дикими животными, приносят раненых и  найденных ими зверей и птиц в заповедник. Что касается домашних животных, их просто подкидывают нам. В заповеднике им будет хорошо, так считают многие. Чаще такое происходит осенью. Подержав летом кошку или собаку на даче, в квартиру их не берут, и эти животные пополняют огромную армию домашних, но теперь бездомных  животных. У нас в заповеднике постоянно жили кошки. На зубровом питомнике без кошек нельзя. Они охраняют от грызунов корма для зубров. На Центральной усадьбе кошки, привлекают внимание посетителей, особенно маленьких гостей. Позволяют гладить себя и заменяют собой, так популярные сейчас, контактные зоопарки. Заповедник не зоопарк, но от появления новых кошек не избавиться. Замечена одна интересная закономерность. Если на территории Центральной усадьбы живёт постоянно кот или кошка, то появление новых «чужаков» заметно уменьшается. Как только исчезает «хозяин», то появляются все новые и новые претенденты на свободную жилплощадь.

Первого кота, который запомнился, звали Дым. Сотрудник заповедника попросил экскурсоводов взять на воспитание котёнка – в Москве ему будет не комфортно. Этот сотрудник выделял деньги на корм и это был единственный случай, когда бывший хозяин принимал участие в уходе за  своим питомцем. К сожалению, кот через год пропал, но о нём до сих пор помнят сотрудники. Его большой портрет, подаренный на День рождения,  до сих пор висит на стене у одного экскурсовода. Чуть позже появилась взрослая кошка, видимо брошенная. Она также жила у экскурсоводов. Фроська, так звали её, долгое время провела с нами, и как только пропала, тут же появились сразу два взрослых рыжих кота. Один – крупный с короткой шерстью и тигриными полосками. Другой – помельче, пушистый с белою грудью. Первый — шустрый и наглый, второй — интеллигентный и робкий. Первый доставал водителей автобусов тем, что старался заскочить в салон, увидев открытую дверь. Возможно, этот автотурист так и приехал к нам автобусом, а затем и уехал дальше в путешествие. Второй кот остался у нас и получил оригинальное имя «Рыжий». Жил кот в комнате отдыха экскурсоводов в отдельном деревянном здании. Его присутствие не приносило неудобств основной массе сотрудников. Многие даже не догадывались о нём. Когда экскурсбюро перевели в центральный корпус, выяснилось, что кот неудобен для работы предприятия. Жизнь Рыжего повисла на волоске. Чтобы оставить его в заповеднике, пришлось ему пройти стерилизацию. В то время были стерилизованы большинство котов и кошек в заповеднике. В это смутное для нашего кота время, он почти не гулял на улице, и там появлялись другие кошки. Гаражную кошку Соню  тоже стерилизовали и она переселилась к сотруднику, проживающему на Центральной усадьбе. Она проявляла интерес к лягушкам в нашем прудике, и это удалось снять на видео. Другая молодая трёхцветная кошка с длинным хвостом получила кличку «Француженка» за пристрастия к французской кухне – ела улиток. К счастью её приютила одна из жителей посёлка.

Экскурсионное бюро разделилось на два отдела, и один из отделов вместе с котом перевели в Дом Науки, и Рыжий забыл дорогу в главный корпус. Он по-прежнему, мало гулял, и на улице одновременно появились кот Шухер и кошка Ёлка. Шухер пушистый серо-белый кот притеснял Рыжего во время его кратковременный прогулок. При слове: «Шухер!», Рыжий пулей летел домой. Кошка зимой сидела на толстом суку в кроне большой ели рядом с кормушкой для птиц, и за это её прозвали «Ёлкой». Она не только не ловила птиц, но и не обращала на них внимания. Как только пропал Шухер, появился черно-белый кот с рваным ухом. Крупный наглый и крикливый кот приставал к посетителям, мог при этом залезть на колени и даже на стол. Пользовался вниманием, был всегда сыт, но при этом, всё равно, громко мяукал. Он не упускал случая поймать птичку. За свои охотничьи привычки был вывезен в городской приют. Елка тоже пропала, хотя птиц не ловила и котят не приносила. Рыжий остался один на территории, стал больше гулять и чувствует себя полным хозяином… На снимках разные кошачьи истории за много лет,  два последних снимка предоставлены сотрудниками заповедника.

Александр Куличенко

На фото — хроника событий.